?

Log in

No account? Create an account

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ ЗАУРА МАРГИЕВА
"БАТУМСКИЙ БУЛЬВАР. ИСТОРИЯ В ДОКУМЕНТАХ И ФОТОГРАФИЯХ"

http://zaurmargiev.sitecity.ru/stext_3110142657.phtml
http://zaurmargiev.livejournal.com/2013/06/05/


29 ноября 2013 в 17.00 в г. ТБИЛИСИ
в Национальной парламентской библиотеке Грузии.
Ул. Гудиашвили 7, кор. 3
О книге


Побывав однажды в Грузии, редкий турист не посетит уникальный город Батуми. Город – интернационалист, город, в котором не только сошлись и отразились черты культур Востока и Запада, но соединившись, составили единое целое, гармонично дополняя,
и обогащая друг друга.

Батуми второй половины XIX и начала XX столетия можно с полным правом назвать Вавилоном Черноморского побережья. Здесь сходились интересы многих стран мира. Этот город удостоили своим посещением исторические личности с разных сторон планеты. Среди них были цари и царские вельможи, министры и королевские особы некоторых европейских стран, поэты и дипломаты, промышленники и банкиры. В Батуми были представлены консульства почти всех европейских стран, что придавало городу особое значение и статус в Российской империи.

Эта книга об истории Батумского бульвара, одной из интереснейших страниц истории Батуми. Основанный 1884 г., бульвар приобрел свой неповторимый облик благодаря французскому дворянину, садоводу-декоратору Михаилу д’Альфонсу, который был назначен на должность городского садовника. С его именем связана географическая точка, указанная на всех картах мира.

Читатель откроет для себя множество малоизвестных и неизвестных ранее сведений из истории бульвара. Что находилось на нем и примыкающей к нему территории. Кто являлся владельцем зданий, а кто их, архитектором, кто из известных исторических личностей гулял по аллеям и как его имя связано с бульваром. Кто и как начал строить сам бульвар и что располагалось на этих территориях до его основания.

В работе представлены сведения, взятые из различных путеводителей и справочных изданий XIX – XX вв., архивных документов, газетных публикаций, произведений писателей, поэтов, свидетельств очевидцев.

Особый интерес книги заключается в наличии обширного иконографического сборника, фотографий из личного архива и семейного альбома автора. Фото, не вошедшие в текст, представлены на прилагаемом к книге DVD (3125 фото, 60 карт, фильмы автора, а также кадры кинохроники).

АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ

АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ             http://zaurmargievbatumi.blogspot.com

ВНИМАНИЕ! ВСЕМ, КОГО ИНТЕРЕСУЮТ АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ!
ВЫ УВИДИТЕ И УСЛЫШИТЕ НЕИЗВЕСТНЫЕ И МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СВЕДЕНИЯ О ИСТОРИИ БАТУМИ, ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ

И ГОРНОЙ АДЖАРИИ

Детали и уточнения каждый желающий может получить лично от автора
моб. тел. (+995) 555428642,
имейлу zaur064@gmail.com,
в фейзбуке
https://www.facebook.com/profile.php?id=1452073023
или по скайпу
sarmat0001

ЭКСКУРСИОННЫЕ ТУРЫ ПО АДЖАРИИ


Все экскурсии ведет гид, автор книг и многочисленных трудов по истории г. Батуми и его окрестностей, режиссер документальных фильмов по истории г. Батуми и по Кавказу

  • ПОЯСНЕНИЯ К ТЕКСТУ.  ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ


  • [1] Дионис (греч. Dionysos) (рим. Вакх, Бахус лат. Bacchos, от греч. Bakchos. называемый иногда римлянами Либером) в греческой мифологии бог плодоносящих сил земли, растительности, виноградарства, виноделия вдохновения и религиозного экстаза. Божество восточного (фракийского и лидийско-фригийского) происхождения. Бог вина у древних греков и римлян, первый познакомил людей с виноделием. Он заставляет созревать плоды, наделяет людей всеми благами культуры, высшей нравственностью и правильными государственными отношениями. Покровитель театра.


  • [2] Отождествление вина и крови старше христианства, оно имеет древнегреческое происхождение. Чудо, которое совершил Христос, превратив воду в вино, перекликается с обрядами римских празднеств, на которых то же самое деяние приписывалось Вакху. В своем нынешнем виде христианская евхаристия сложилась к IV в. Евхари́стия (греч. ευχαριστία – благодарение). Святое Причастие – христианское таинство, заключающееся в освящении хлеба и вина. В силу его религиозного или ритуального использования вино стало одним из существенных элементов западной цивилизации.


  • [3] Геродот ρόδοτος (греч.), Herodotus (англ.) (родился в 484 до н.э. в Галикарнасе, умер в 425 до н.э. в Фуриях) – древнегреческий историк, автор монументального труда "История" – описывающего греко-персидские войны и обычаи современных ему народов.

  • [4] Прообраз официанта. Триклиниарх (tricliniarcha) – так назывался в древнем Риме главный из тех рабов, которые прислуживали за столом и поэтому назывались tricliniarii. Т. следил за тем, чтобы стол был накрыт как следует и чтобы столовая была хорошо освещена. Триклиниарии делились на разные группы: одни готовили и подавали кушанья на стол (structores), другие прислуживали за столом (ministratores), третьи наперед отведывали все, что подавалось на стол (praegustatores), четвертые, наконец, убирали со стола (analectae). Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – С.-Пб. 1890–1907.


  • [5] Тафельдекер (нем., от Tafel – стол, и decken – покрывать). Придворный служитель, накрывающий и убирающий стол или наблюдающий за этой процедурой, на обязанности которого лежит сервировка стола и заведывание всеми принадлежностями столового убранства.


  • [6] Симпо́зиум (лат. symposium от др.-греч. συμπόσιον – «пиршество») – совещание. С древних времен симпозиум (дословно: общая выпивка) составлял важную часть жизни общества. начиная с VIII в. до н.э. распитие вина превращается в священную церемонию на специальных ложах, расставленных вдоль стен, где возлегали по парам.


  • [7] Вакханалия – (лат. Bacchanalia) – так называли римляне оргические и мистические празднества в честь бога Вакха (Диониса), шедшие ст. Востока и распространившиеся сначала по Ю. Италии и Этрурии, а ко II в. до Р. X. – по всей Италии и в Риме. Празднества эти соединялись с диким, исступленным разгулом самых низших животных страстей и нередко сопровождались насилиями и убийствами. В 186 г. сенат принял против них самые строгие меры (Senatusconsultum de Bacchanalibus дошло до нас на бронзовой доске, хранящейся теперь в Вене). Консулы производили розыски по всей Италии, последствием чего было множество казней, ссылок и заточений (Ливий, 29, 8–18): Совершенно искоренить эти безнравственные мистерии, однако, не удалось, а имя их надолго осталось для обозначения шумных попоек, и в этом смысле употребляется и у нас. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. Энциклопедический словарь


  • [8] Яства – мн. устар. еда, кушанья


  • [9] Триклиний – лат. triclinium (гр. treis три + kline постель) 1. В древнем Риме обеденный стол с ложами по трем сторонам для возлежания во время еды. Римляне ели, возлежа на ложах-клиниях лектус триклиниарис). В доме могло быть несколько триклиниев. В триклиниях как правило располагалось три ложа буквой П. Если их было два, это называлось биклиний. 2. В древнеримской архитектуре – помещение для трапезы, пиршественный зал, столовая, где вокруг обеденного стола в подковообразном порядке располагаются ложи. Триклинии, характерные для архитектуры Древнего Рима, были богато декорированы росписью или резьбой.


  • [10] Кравчий, почетная должность (первоначально – боярина) и придворный чин в русском государстве с конца XV в. до начала XVIII в. Кравчий служил царю за столом, в его ведении были стольники. В XVII в. глава отдельных приказов.


  • [11] Преферикулы имеют продолговатую форму с длинным горлом и высокой ручкой.

  • Энциклопедический лексикон. Т. 8 С. Петербург. 1837 г.


  • [12] Аккубаторий (лат., от accubare – лежать рядом) столовая у древних.


  • [13] Название книги О. Уордропа. «Королевство Грузия. Заметки по путешествию в страну женщин, вина и песен». 1888 г.

  • [14] Эта традиция сохранена до наших дней. В зале на возвышенности перед гостями сидят новобрачные


  • [15] Рог для питья в современной Грузии – «кханци» или «джихви». (Фото №…) В древности скифы использовали подобный сосуд для питья вина и виночерпия. У греков назывался «ритон». (Фото № …) Ритон (др.-греч. Rhyton – рог для питья, от др.-греч. rhio – теку), древний широкий воронкообразный питьевой (обычно для вина) сосуд в виде рога с небольшим отверстием в нижнем узком конце снабженный характерной шейкой и ручкой. Ритоны изготовлялись из металла, глины, кости, рога; украшались рельефами и гравировкой. Ритоны с укороченным широким туловом, заканчивающимся скульптурным изображением головы животного (обычно с ручкой), типичны для древнегреческого искусства; ритоны азиатского, типа имеют удлинённое туловище, а на конце – скульптурное изображение (полуфигуру животного или человекоподобного существа).


  • [16] Эпинет – струнно-клавишный музыкальный инструмент.


  • [17] Архалук (от тюрк. аркалык) - кавказский плотно прилегающий к телу кафтан с высоким стоячим воротником. Для шитья архалуков использовали кашемир, атлас, сатин. На поясе архалук дополнялся кушаком.

  • [18] Основатель Батумского ботанического сада – профессор А. Краснов о Батуми


  • [19] Муха-Эстате отроги Аджарских гор, на пути из Озургет в Батуми. В русско-турецкую войну 1877-78 гг. здесь двукратно происходили столкновения воюющих сторон. 13 апреля 1877 г. турецкая позиция на М.-Эстате была взята отрядом генерала Оклобжо, а 1 августа турки, под начальством Дервиш-паши, атаковали расположенный здесь отряд генерала Денибекова, но были отражены. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890-1907.

  • [20] Одно из названий духана на рекламе 1924 г. в переводе с грузинского означает «Вошь лобковая» Фото №


  • [21] Пиросмани вел полуголодную жизнь и умер от истощения и голода в подвале тифлисского дома в полной нищете и забвении. Только потом, и то случайно мир узнал об этом талантливом и неординарном человеке.


  • [22] Письмо Чагину П. И., 14 декабря 1924 г. Батум


  • [23] Есенин С. А. Письмо Бениславской Г. А., 20 декабря 1924 г. Батум


  • [24] Из воспоминаний друга Есенина, журналиста Л. И. Повицкого.


  • [25] Есенин С. А. Письмо Бениславской Г. А., 20 декабря 1924 г. Батум


  • [26] В Бодруме, в музее подводной археологии


  • [27] Э. В. Эриксон. Опыт санитарного обзора окрестностей Батума» Тифлис 1901 г.


  • [28] Артвин до советизации Грузии входил в Батумский округ. Сегодня это город в Турции.


  • [29] В 1886 г. некий Ананьев содержатель кафе-ресторанов, в своем кафе-ресторане впервые в Батуми устроил сцену для театрального представления. По другим сведениям в 1880 г. – первая сцена балаган Тамары.


  • [30] З. Маргиев. Батум во времена Османской империи. Анкара 2008 г. стр. 252, Москва 2008 г., стр. 175


  • [31] Публикуется впервые. Дело № 393 Отдел рукописей архива краеведческого музея Аджарской А. Р.


  • [32] З. Маргиев. Батумский бульвар. История в документах и фотографиях. Батуми 2012 г.


  • [33] Путеводитель по Батуму и окрестностям. Гурская 1901 г.


  • [34] Публикуется впервые. Дело № 208. Отдел рукописей архива краеведческого музея Аджарской А. Р.

  • [35] Батумский альманах 1904 г. стр. 39-43.


  • [36] Штосс (от нем. stoss – колода) или фараон – старинная азартная карточная игра из разряда банковых игр. Каждый игрок и банкомет имеют свою колоду карт. Колоды могут быть в 52, 36 или 32 листа, главное, чтобы они были одинаковыми у игрока и банкомета.


  • [37] Макао – азартная карточная игра, широко распространенная в мире в начале XX века, до запрета игорных домов. Названием обязана городу Макао (Аомынь) бывшей португальской колонии, крупнейшему центру игорного бизнеса на востоке.


  • [38] Фрап – французская игра, во многом напоминающая русскую стуколку.


  • [39] Безик – (фр. Bésigue) интеллектуальная карточная игра. Возникла во Франции, где до сих пор очень популярна. Известна в России со второй половине XIX века но ныне почти забыта. Существуют варианты игры для двоих, троих и четверых игроков. Однако основная разновидность игры – безик вдвоем.


  • [40] Вертушка – очень древняя игра, название которой произошло от броска кости. Свое название она получила потому, что одному из игроков после броска нужно, перевернув кость, смотреть количество очков на нижней грани. Играть в вертушку можно только вдвоем.


  • [41] Стукалка – род азартной карточной игры.


  • [42] Трынка – 1. Азартная карточная игра. 2. Мелкая монета - копейка серебром, позже три копейки, трешник.


  • [43] Три листика – устар. Название карточной игры. Ссека – карточная игра, известная в СССР и странах, образовавшихся после его распада. У этой игры есть различные названия и разновидности: сикка, сичка, стрекоза, тринка, трынка, дрынка, три листа, два листа, и другие. В старину ходила другая игра, торговля, которая и считается предшественницей секи.


  • [44] Бикс (нем. buckspiel). Китайский бильярд, маленький, наклонный, утыканный рядами шпилек и снабженный лунками, расположенными по скату.


  • [45] Из газеты «Черноморский вестник» № 64. «Вчера, около 11 часов утра, в кофейне Серопа Сулуликяна, что в доме Курт-оглы, на Набережной улице, (прим. З. М. Курт-оглы принадлежало множество зданий в Батуми, в том числе и здание гостиницы «Ориенталь», в которой произошел описываемый инцендент (фото № ) откуда-то раздался выстрел, которым были ранены сидевшие в кофейне бухгалтер торгового дома «Бертман и Карповский» г. М. А. Токарь в левую руку и хаджи Мемед Эфенди Курт-оглы, у которого пуля застряла под левой лопаткой. (Прим. З. М. Интересная траектория пули. Одним выстрелом двоих…) Прибывшим приставом было найдено на досчатой стенке отверстие, пробив которое, пуля ранила названных лиц. В кофейне произошел переполох. Находившиеся тут люди были в большом волнеии и досужие языки приписали бы несчастный случай национальному антогонизму. Но приехавшим тот час генерал-губернатором князем Джамбакуриан-Орбелиани (прим. З. М. обычно губернаторы на следсвия не выезжали) были допрошены ресторанные служители, и один из них, ахалцихский армянин Хаджи Геуркианц, сознался, что рассматривая револьвер, нечаянно выстрелил.

  • Приглашенные г. полицмейстером лица кн. С. Ф. Эристов, Мемед бек, Зия бек и Риза бек Абашидзе, (прим. З. М. представители местной знати «державшие» город) В. Клюй, (прим. З. М. гласный батумской Думы) и др. понятые, осмотрев отверстие, подтвердили, что выстрел был произведен случайно из другой комнаты и что пуля, пробив тонкую стенку ранила гг. Токаря и Курт-оглы». (Прим. З. М. Этот выстрел вызывает очередной вопрос. Можно ли определить случайность выстрела осмотрев отверстие в стенке, причем понятыми, а не профессионалами?)  


  • [46] Путеводитель по Батуму и окрестностям. Гурская 1901 г.


  • [47] 1$ - 1 лар. 63 тетри


Литература


  • Батумский альманах. 1904.

  • Н. П. Гурская Путеводитель по Батуму и окрестностям. Батуми 1901.

  • Маргиев З. Батум во времена Османской империи. Анкара, 2008; Москва ,2008.

  • Маргиев З. Батумский бульвар. История в документах и фотографиях. Батуми, 2012.

  • Френкель А. Очерки Чурук-су и Батума. Тифлис, 1879.

  • Эриксон В. Опыт санитарного обзора окрестностей Батума. Тифлис, 1901.

  • Эсадзе Б. Летопись Грузии. Юбилейный сборник к 300-летию дома Романовых 1613-1913 гг. Тифлис

  • Ж. Шарден. Путешествие Шардена по Закавказью в 1672 – 1673 гг. Тифлис. 1902.

  • Д. Бакрадзе, Н. Берзенов. Тифлис в историческом и этнографическом отношениях.

  •      С.-Петербург 1870 г.


Застолье вчера и сегодня

«Весьма существен для каждого батумца вопрос о питании.[46] Как везде и всюду – лучше и дешевле всего питаются те, кто имеет возможность готовить у себя дома. Но и для них Батум но особенно благоприятен. Если мясо и хлеб не слишком дороги (первое от 8 до 11 коп., смотря по времени года, а второй от 2 до 5 коп. за фунт, смотря по сорту), и цены на них регулируются городом, то прочие продукты, как то картофель, капуста, зелень, и проч., очень дороги, и расцениваются по произволу скупщиков. К этому надо прибавить еще, что батумская прислуга очень дорога, а в большинстве груба и неумела. При таких условиях и домашний столь не редко оставляет желать очень многого. Для людей одиноких или вообще лишенных возможности иметь домашний обед достать в Батуми хорошей столь очень не легко. Люди более состоятельные столуются в ресторанах при гостиницах «Империал» и «Франция». Дешевле обеды в гостиницах «Лондон» (фото №№…) и «Тифлис». Бедняки питаются в духанах и харчевнях. Духан – это нечто среднее между трактиром и кабаком. В них продаются и крепкие напитки и пища. Содержатся они обыкновенно очень грязно. Пища плохого качества и дорога: порция борща или супа, имеющая довольно скромные размеры, стоит 10 коп., столько же стоить и еще более миниатюрная порция второго; при этом за хлеб платится отдельно. Нисколько дешевле пища в харчевнях, из которых своеобразны персидские: в них продаются исключительно персидские блюда и в числе их знаменитые плов (вареный рис с большим количеством жира) кябаб (рубленое мясо, поджареное на вертеле и обсыпанное толченым барбарисом). Харчевни содержатся также грязно как и духаны, но так как в них не продается крепких напитков, то, посетители держать себя приличие. Чем может безусловно похвастаться Батум – это питьевою водою».

Культ еды и застолья в Грузии не на много изменился за последнее столетие. Батуми в этом не иключение. Особенно много ресторанов и кафе открылось в городе за последнее десятилетие. Антураж многих из них на довольно высоком уровне, хотя сервис оставляет желать лучшего. Рестораны и кафе очень часто «копируют» друг у друга внутреннюю обстановку особенно когда дело касается такой модной темы как «Старый Батуми». Стены многих кафе и ресторанов увешаны фотографиями с открыток Батуми начала XX века. Это красиво, интересно, но потеряло свою оригинальность, хотя и сохранило колорит. Во дворе одного из ресторанов на бульваре сделали макеты сельских домов Аджарии. Получился этнографический уголок. Рядом с ним еще несколько ресторанов оригинальной порстройки. Причем все эти рестораны недавно возведенные на новой части бульвара, отображают своим архитектурным стилем различные страны мира. Здесь представлены Китай с рестораном, построенным в виде пагоды, и Голландия с рестораном в виде мельницы, и Греция с ее Парфеноном, и модерновое здание в виде морских волн. На их фоне осебенно выделяется перевернутое здание ресторана, крышей вниз. Его вид настолько оригинален, что проезжающие на автомобилях туристы постоянно останавливаются и снимают его на фото. Войдя внутрь, перевернутый стиль бросается в глаза кадками с растениями закрепленными на потолке и тоже верх ногами. Вообщем ресторанная жизнь бьет ключем особенно в архитектурных изысках. Чего нельзя сказать об уровне и качестве обслуживания. Но это дело наживное. Было бы желание и стремление развиваться. (Фото №№…)

Недавно в центре Батуми возле морского вокзала построили башню в восточном стиле, в которой в определенное время течет спиртное – чача. Удивляет не только это, но и тот факт, что идентичное строение не одно столетие стоит в центре турецкого города Измир на берегу Эгейского моря и естественно там чача не течет

Что касается цен, то обычно батумцы не ходят в рестораны, предпочитая домашнюю кухню. Это вызвано по большей части тем, что у местного населения не так уж много финансовых возможностей часто столоваться в подобных заведениях.

Местную публику можно больше встретить в хинкальных и кафе. Там сравнительно дешевле, и хинкали в Грузии пользуются большой популярностью. 1 хинкали – 60-70 тетри,[47] тетри. Посещение хинкальной на троих обойдется 30-40 лар. Туда войдет и пиво. Кстати батумское пиво – прекрасного вкуса. Но несравненный вкус имеет осетинское пиво – баган. Это отмечают даже такие знатоки и любители этого напитка как баварцы. Пиво приготовляют в Осетии, и наиболее вкусное получается домашнее.

В последнее время в Батуми распространение стала получать турецкая кухня. В старой части Батуми, основанной еще в османский период, множество различных терецких кофеен и ресторанов. Эту часть города так и называют – турецкой. В прошлом район назывался Ахмедие. Его описание встречается в различных справочниках.

Путеводитель по Батуму и окрестностям. Гурская 1901 г. «В Ахмедие гнездятся всевозможные притоны, – ютится разный темный люд… Там имеется много персидских кофеен и харчевен, в которых процветают азартные игры и обыгрываются до последней копейки сельские простаки, попавшие в Батум, и местные рабочие. Там сосредоточены почти все пивные, являющиеся не торговыми заведениями, а притонами разврата; там масса питейных заведений, пользующихся весьма сомнительной репутацией...»

Сегодня питейные заведения приобрели цивильный вид. Блюда довольно сносные. Но обращает на себя внимание один ньюанс. Часто посещая Турцию, различные ее регионы, я всегда отмечал для себя насколько вкусно готовят в Турции почти все блюда. Единственное из блюд, которое лично мне не нравится – это чорба (суп) и то, что вдоль трассы еда в придорожных заведениях хуже по своим вкусовым качествам, чем блюда из кафе и ресторанов в городах. Все остальное в Турции отменного качества и вкуса. Но вот те же блюда, приготовленные в Батуми намного уступают турецким, это при том, что хозяева ресторанов имеют своих поворов, приглашенных из Турции.

В Батуми открылось множество винных магазинов. Представленная продукция – это возрожденные традиции знаменитых грузинских марок и виноделов. Один из таких магазинов находится по ул. 9 апреля (быв. Михайловская) (Фото №№…)Его хозяин – один из потомков виноделов, чьи вина были отмечены дипломами на международных выставках, причем и сам магазин находится в том же здании, что и век назад.

В летний сезон, все заведения питания работают в полную нагрузку. Этот заработок – основной в году. Сезон туристической активности длится не более 3 месяцев. В туристических агенстах выработали так называемые «винные маршруты». Туристам показывают в окрестных деревнях виноградные плантации где на месте производят вино из местных и интродуцированных сортов винограда. Эти маршруты пользуются успехом, хотя еще не многочисленны. Даже президент Грузии возил своих гостей в деревню Кеда возле Батуми, где недавно было открыто винное хозяйство.

Интересно наблюдать картину, когда во время большого застолья женщины и мужчины сидят порознь. Сразу можно понять – находимся в Аджарии. Тосты во время застолий имеют строго определенную очередность. Первый всегда о Родине и мире. Причем всегда и везде тема тостов почти одна и таже, только в разном исполнении.

Вспоминается стих В. Высоцкого по этому поводу, когда он в 1969 г. приезжал в Батуми:


  • Обхвалены все гости, и пока

  • Они не окончательно уснули

  • Хозяина привычная рука

  • Толкает вверх бокал «Киндзмараули»...

Что касается меня, то я не любитель подобного рода заведений, будь то «турецких» ресторанов или «наших отечественных» Наверно в большей мере это того, что в детстве почти каждый вечер питался в ресторане «Интурист». С тех пор на икру не могу смотреть, хотя как и тогда, этот продукт и сегодня считается деликатесом.

А вот «застолье», на природе вызывает больше эмоций. В такой обстановке можно на самом деле отлично отдохнуть. Лето, жарко. Сидя у речки, а еще лучше у водопада, которых в Аджарии множество, попивая сок или вино размышлять о вечных ценностях, об истине, которая, как уверяют многие – в вине.

                                                                                                                  Заур Маргиев

18 сентября 2013 г.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
"Сопутствующий товар"

Женщины – «сопутствующий товар» в пивных. Это своего рода подпольные бордели. Как и всякий портовый город Батуми богат был на подобного рода заведения. Иногда доходило до курьезов. Во время британской оккупации Батуми военная администрация и ее глава бригадный генерал Кук Коллис заботясь о здоровье своих подопечных, выпустили листовки на английском языке. Они были расклеены на улицах. Так сказать для «служебного пользования».
     Жриц любви все клеймили и в то же время их услугами всегда пользовались. Только большевики додумались подвести под древнейшую профессию идеологический базис. Клеймя дома терпимости, как порождение мира буржуазии, тем самым ставили себя на сторону пролетариата.
        В одном из архивных документов отражена подобная борьба.
[34]
    «Сознательным рабочим заводов города Батуми и, в первую очередь, рабочим Барцханы, под руководством Великого Сталина, приходилось бороться не только против капитализма, царизма и лакеев буржуазии – меньшевиков, но был еще один фронт. Фронт этот – вертеп под названием «Новый свет».

Как естественное приложение и неотъемлемая часть буржуазного общества , вертеп этот в Батуми складывался и рос параллельно с ростом капиталистической промышленности и торговли.

Здесь рабочих, привлекала игра на органах, духаны – где изрядно можно было напиться, иногда и в долг, игорные дома, где можно было попытать счастье в карточной игре, секретки, пивные и бардаки, в которых среди бела дня шла торговля живым товаром. Наконец, в этих последних «домах веселия» или в домах терпимости, как их «из приличия» буржуазия называла, можно было видеть и познакомиться с женщиной, какой хотите национальности. Пиявками рабочего класса, все эти приманки были организованы по всем правилам искусства. Например, в бардаках стояло пианино, цена за игру на нем - 50 коп., а с танцем с дамой в рубль. Есть буфет, где торгуют пивом, цена за бутылку рубль, но, если, посетитель пришел пьяный и потребовал две бутылки пива, на стол ему ставят две бутылки, причем одна из них обязательно пустая. Если же посетитель это заметил и запротестовал, вышибайло в таких случаях знает, как наводить порядок – буяна за шиворот, да и выкинет на улицу.

…По Бакинской улице растянулся ряд лавок, с отдельными с задней стороны, номерами, в которых якобы применялся женский труд для торговли пивом, а в задних комнатушках содержали девушек, и шла торговля живым товаром. На той же улице, на каждом шагу расставили духаны, под названием «самикитно», в которых шла торговля спиртными напитками – распивочно и на вынос. В духанах этих как правило, имелся орган, игрой на котором заманивали рабочих.

На улице Каляева, № 6, был выстроен специальный дом, нижний этаж которого был развит на отдельные комнатушки и двери этих комнатушек выходили на улицу.

Порядочные люди избегали ходить по этой улице, из соображения не видеть той омерзительной сцены, которая здесь постоянно имела место.

Нравственно падшие девушки стояли у дверей и зазывали к себе «гостей». Бывали случаи и насильно втаскивали, если замечали, что мужчина хам, только что приехавший из деревни. Комнатушки эти народ прозвал секретками, В переулках и закоулках этого квартала, пиявки, появившиеся на теле рабочего люда, понастроили ловушки и другого вида – игорные дома и дома терпимости. Эти последние учреждения, солдаты называли настоящим своим именем – бардак.

Старожилы рассказывают, что по Колхозному переулку № 11, некто по фамилии

Сруль содержал дом терпимости. Дом тогда состоял из общего зала и пятнадцати комнатушек, по числу проституток, которых содержал он. В зале стояло фортепиано и буфет. Посетители в зале танцевали с проститутками и за танец платили рубль. Из буфета пивом и разными сластями угощали девушек, а затем в подручки расходились по комнатам ночевать с проститутками.

Порядок в доме придерживался «вышибайлом», так звали прислугу, который, если пьяный посетитель буянил, брал за шиворот буяна и выкидывал на улицу. Хозяева домов терпимости на такую должность принимали лиц особой физической силы и нравственного уровня, а за труд платили соответственно его «способностям»

Благодаря такой «промышленности» Сруль нажил капитал и на углу улиц Коминтерна и Ленина выстроил двухэтажный дом, в котором ныне помещается дворец труда и после этого, фамилию свою переменил на Вольфензон. (Фото № …)

Другой такой же притон выстроил некто Бахтадзе, по Мингрельскому переулку за №№ 3 и 4. В отличие от бардака Сруля, этот притон назывался «Красный фонарь». Маленький двор дома был обнесен высоким каменным забором, а у ворот двора стоял столб с красным фонарем.

Были еще два такие же дома, в которых – один содержала некая Лея Литвак, а другой Леван Ломадзе. В этих «заведениях» развращались не только рабочие Батумских заводов, но и подрастающие дети-соседи и дети содержателей этих домов, которые вместе с родителями проживали в стенах этих «заведений».

Для домов терпимости существовало правило, утвержденное министерством внутренних дел, в котором говорилось, что дом терпимости может открыть только женщина от 30 до 60-летнего возраста. Если она имеет детей, то не должна иметь их при себе, равно не может иметь жилиц, но, правило это, благодаря взяткам, которые от них, как налог ежемесячно, получал пристав 4 полицейского участка – Чхиквадзе, нарушалось и в них домах жили и дети.

Один здешний еврей, отец семейства, рассказал что его 8-ми летний сын, просил у матери пустить его в гости к мальчику Хаиму, который вместе с ним учится в еврейской школе и что он хочет послушать пение девушек и посмотреть на их танцы, так как мальчик Хаим говорил, что у его тетки проживает много девиц красивых, которые хорошо поют и танцуют под фортепиано, и что к девушкам этим много ходит мужчин и их там угощают вином и пивом. Мать услышав это, догадалась в чем дело и где проживает мальчик Хаим и ,понятно, туда в гости своего сына не пустила.

Из этого факта ясно видно, что дети проживали в домах терпимости, поневоле приучались к разврату, пьянству и разным непристойностям, творящимся в таких домах.

А сколько невинных душ, молодых девушек загублено в этих домах? Их сюда вербовали разными махинациями и путями – обман продажа, а часть этих несчастных сама являлась, будучи принуждена это делать или по нужде, или обольщена и брошена каким-нибудь негодяем.

Из целой серии случаев, обманным путем завербованных в эти притоны, девушках, об одном омерзительном случае рассказывает нам, выходящая в Батуме газета «Батумская правда». Газета эта вскрыла, что содержатель дома терпимости – Леван Ломадзе, который, как мужчина, согласно положения о домах терпимости, не имел права содержать дом и потому дом этот содержал на имя жены своей Софии, нанял в качестве домашней прислуги только приехавшую из деревни…»

В лучших традициях советской печати. Совсем другой акцент виден у авторов до 1917 г.[35]

«…схватить более или менее крупный куш всякому хочется и у них есть под руками средство – азартная игра. Играют в клубах, играют в штосс,[36] макао,[37] фрап,[38] безик[39] и вертушку.[40] Люди попроще и с болee ограниченными средствами режутся в стукалку,[41] трынку,[42] три листика.[43] Особенно интересны азартные игры у людей бедных. Они играют, напр. на биксе[44] и на бильярде. Казалось бы, игры сравнительно невинный, но и их сумели превратить в азартные. …Где-нибудь в укромном местечке на турецком базаре под открытым небом сидят два-три перса и играют в карты…

При всей своей алчности средний батумец в достаточной мере расточителен. В высших классах кутежи, в низших разгул – дело заурядное. Туземное население также мало воздержанно, как и остальное, с тою только разницею, что грузины и армяне больше налегают на вино. Персы и вообще мусульмане, если пьют, то пьют водку на том основании, что Коран, воспрещает вино, о водке не упоминается. Водка в то время, когда жил Магомет, еще не была известна.

Разгулявшиеся туземцы первым долгом приглашают органщика, (прим. З. М. правильно – шарманщика) который играет все время, пока они пьют. Затем, если есть достаточно денег, берут фаэтон, садятся сами, сажают с собой органщика и разъезжают по городу. У каждого духана остановка. Привычные к этому порядку духанщики выносят на подносе вино и зелень. Компания пьет вино под звуки органа, расплачивается и едет к следующему духану, далее, где повторяется тоже самое. Однако, полиция вывела эти процессии сначала в центр города, (прим. З. М. логичнее предположить за центр города) а теперь сильно стесняет их и на окраинах. Эта мера вызвана тем, что разгулявшиеся туземцы любят в таких случаях стрелять из револьверов или пистолетов,[45] при чем забывают, что оружие заряжено боевыми зарядами, и возможно несчастие. Так года два тому назад, по одной из лучших а улиц Батума, Дондуково-Корсаковской, (прим. З. М. сегодня К. Гамсахурдия, Ленина) шла компания подгулявшие туземцев и вздумала позабавиться стрельбою. Одною из пуль наповал была убита ищенка, сидевшая на углу... У русских разгул такой же, как и везде у них.

Нравственностью в узком смысле этого слова, Батум похвастаться тоже не может. Причин на это три: окраинное положение его, масса бессемейного рабочего люда и постоянное появление в городе моряков с приходящих в порть судов.

На окраинах общество обыкновенно менее щепетильно, нежели в давно насиженных местах, потому, что оно состоит из элементов, мало связанных между собою. Батум в этом отношении не составляет исключения, и бывали случаи, когда отсутствие щепетильности доходит прямо таки цинизма.

Надо, однако, отдать справедливость Батуму, что разврат в нем далеко не дошел до таких крайностей, как в Баку. Многие уродливые проявления распущенности, который в Баку, даже в Тифлисе, представляются обычным явлением, в Батуме редкость. Датской проституции, например, почти не существует. Но обыкновенная – развита очень сильно, причем тайная – гораздо сильнее явной. О последней говорить нечего, потому, что она такова же, как и в других городах. Главнейшим гнездом тайной проституции являются пивные лавки и мелкие гостиницы. Все батумские пивные не торговые заведения, а притоны разврата. В каждой из них в качестве продавшиц находятся две-три (а то и больше) молодых женщин. Посещающих там обирают, не меньше, скорее больше, нежели в явных вертепах: то же то же выманивание денег. Но проститутки идут туда оченьохотно, так как с одной стороны, содержательницы пивных не так эксплуатируют их, как в тех же вертепах, а с другой;что их ценят еще больше. Служа в пивной женщины или девушка освобождается от позорного «желтого билета» и от врачебно полицейского надзора. В последнее время против пивных приняты административный меры; на первый раз ограничились сокращением числа их. Надо, однако, признать, что административные миры едва ли приведут к уничтожению тайной проституции: изгнанная из пивных, она найдет себе другой приют, менее зависимый от администрации. В малых гастиницах ютятся проститутки высшего полета, тоже ускользающие от врачебно-полицейского надзора. В итоге пивные и мелкие гостиницы, служа притонами разврата, в то же время являются и главнейшими распространителями сифилиса.

Контингент проституток пополняется отчасти приезжими, отчасти местными женщинами и девушками. Приезжают проститутки (вернее их привозят закавказские торговцы живым товаром) преимущественно из южной России и Кубанской области. В Батуме обыкновенно они остаются не долго. Через некоторое время их отправляют на восток – в Кутаис, Тифлис, Баку. Из местных обывательниц проститутками становятся главным образом домашняя прислуга туземного происхождения…»

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Винные воры и невероятные истории

Храните вино в земле

Подобная форма хранения вина широко распространена на Кавказе и особенно в Грузии.[26] В окрестностях Батуми есть небольшая деревня под названием Марадиды. (Фото №…) В переводе с грузинского «Маран диди» – большое винохранилище, место для хранения вина. Сам же глиняный сосуд, в котором хранится вино называется «квеври» или «чури». (Фото № ) Они бывают различной емкости. Сосуд закапывают в землю и закупорывают горлышко, чтобы вино не контактировало с воздухом. Достают вино с помощью ковшей и разливают в графины. Сегодня этот способ хранения вина не утратил своего значения. Более того, это лучший способ при котором вино сохраняет свои качества. В одном из ресторанов Грузии посетитель может заказать себе вино прямо из чури, врытого тут же в пол ресторана. (Фото № ...)
        Невероятно, но факт. В квартире моего соседа на первом этаже многоэтажного дома несколько кувшинов врыты в землю прямо под полом. Сама квартира оформлена в необычном стиле, в котором переплетены мотивы из современной деревенской жизни Грузии, с ее историей и этнографией. Хозяин сам сделал весь антураж и сам же производит собственное вино в собственной квартире. Кто-то может решить, что это самогонщик за работой, если бы не один нюанс. Он не просто производит вино, а получает за свой труд дипломы на выставках по виноделию. Соблюдая при этом винодельческие традиции и традиции налогового законодательства.

Интересна картина, которую он заказал. (Фото № …) На ней изображена сцена из известного в Грузии короткометражного фильмы «Винные воры». Сюжет прост и в то же время оригинален. Ночью в дом залезли воры и спустились в подвал за вином. Они выпили и начали петь. Услышав пение, хозяин проснулся и спустился в свой подвал. Дело закончилось тем, что все напились.
      Пьяная тема часто обыгрывается в грузинском кинематографе. Есть даже мультипликационные фильм, где показаны традиции винопития. (Фото № …) Наиболее удачной в этом отношении является детский фильм «Свадьба соек». Это один из хитов грузинской мультипликации.
       И как тут не вспомнить знаменитый советский фильм – «Отец солдата». И не менее знаменитый диалог с танкистом наехавшем своим танком на виноград.
      «А виноград тебе не жалко? Это же живой. Ему не больно? Ты его не пахал, ты его не сажал, ты только кушать любишь» http://www.youtube.com/watch?v=vhVyemUKZ-M
       В этом коротком монологе вся любовь и трепетное отношение грузинского крестьянина к своей земле, к своей Родине и ее символу – виноградной лозе.
        Как то мне попалась в руки книга середины
XIX века под интригующим названием «Тосты поднимаемые грузинскими дворянами при дворе императрицы». В точности названия могу ошибаться, но в его смысле нет. Как видно из названия книги традиции застолья в Грузии имели столь высокое значение, что оказывали влияние и на стол царствующих особ.
      Не все сорта винограда произрастающие в Грузии имеют отменный вкус и пригодны для виноделия. Особенно это касается Аджарии, с ее влажным климатом. «Еще Гиппократ писал о стране у Фазиса[27] (Чороха): «фрукты этой местности самые плохие, худого качества, не сочные, вследствие преобладания воды никогда не приходящие в зрелость».
      …Виноград водянист, мягок, терпкий, но вкусный. Более сладкие сорта, продаваемые в Батуме или Чурук-су привозные из Артвина.
[28] Местный виноград дешев, его поедают туземцы в очень большом количестве, но не сушат. Для вин он мало пригоден, к тому же туземцы, как магометане, не могут заниматься виноделием. Кувшины с вином, находимые иногда в селениях закрытыми, свидетельствуют, что во времена христианства здесь все же выделывали его и пили. В ущелье Мачахелис-цкали в одном селении, летом 1898 г., вырыли из земли большой кувшин с красным вином. Мулла, чтобы вино не пили, всыпал соли и приказал вылить. По вычислению одного сельского хозяина в Нижней Аджарии снимают винограда 20-25.000 пудов. В Гонийском и Кинтришском участке около 5000 пудов. В приморских низменностях виноград родится плохо. Поселяне частью сушат собираемые в садах и лесах фрукты, частью поедают их в свежем виде, довольно охотноне вполне зрелыми. Наконец из многих приготавливают себе варенье, сиропы, имеющие широкое применение в деле угощения гостей. Курды не занимаются садоводством вовсе. Туземцы возделывают, (из винограда) между прочим бекмес, чурчхелы, уксус…
      …Характерная особенность местной флоры – малая способность растений вырабатывать сахаристые вещества в цветках и плодах. Хороших медоносных трав, кустарников и деревьев в стране изумительно мало. Хотя туземцы любят пчелиный мед и употребляют его при изготовлении пищи, однако пасек у них нет и пчеловодство существенной роли не играет. Вообще, улья устанавливаются поселянами на вершинах высочайших деревьев, чем дальше от моря, тем лучше. (Фото № ) Добываемый мед жидок и не сладок. Древних греческих и римских писателей поражала частая ядовитость местного меда, судя по тому, что они останавливают слишком много внимания на качествах его. Не говоря о случае отравления людей из армии Ксенофонта в 401 г. до Р. Х., где то в юго-восточном углу Черноморского побережья…
     Удивительно, что рыболовство совершенно не развито. Им промышляют лишь единичные лица: лазы в Макрам, (прим. З. М. Макриалы. Сегодня Кемал паша город в Турции возле грузино-турецкой границы) pyccкие в устьях впадающих в море рек, греки и турки в бухте. Аджарцы не любят рыбы; иные даже считают за грех есть ее. Строгие магометане никогда не употребляют в пишу осетровых рыб: белугу, севрюгу, шипа, вылавливаемых преимущественно в дельте Чороха, а также сомов. Курды, неохотно вообще занимающееся рыболовством, не прочь воспользоваться чужим уловом в глухую темную ночь. Они не брезгают и сомами и бьют их во время икрометания из берданок. Для греков рыба – любимая нища: они солят в большом количестве селедку и хамсу (Clupoa encrasichokb), ловятъ въ мое камбалу, скумбрию, мелакопию, судаков, горбылей, барбулей, в речках головней, форелей, усачей, в озере Hypиe-гель кефалей, красноперок, верховодок, бычков, сазанов и т. д. В теплое время года рыба стоячих вод несколько попахивает болотом и ее избегают есть лазы, абхазцы и даже греки.
        Кстати сказать, греческое население исключительно, изготовляет себе также кушанья из вылавливаемых в море крабов, а в речке Меджина и в окрестностях Кобулет – раков (Astacus colchicus). Они любят еще устриц, мидий с пловом и садовых улиток (Helix pomatia).
      При всей умеренности в еде и однообразии стола, пища поселян все же разнообразится в зависимости от времени года. Рано утром едят большей частью похлебку из айрана, засыпанного кукурузной или пшеничной мукой; кушанье, изготовленное из лобио, риса или проса, сыр, масло, чурек с солью. В полдень, чаще в поле, чем дома, съедается: похлебка, чурек, вареные или жареные овощи, плоды. Ужин, после захода солнца, состоит из тех же блюд с вариациями. Молоко, творог, сыр, масло употребляются ежедневно. Общее количество жиров вводимое в тело, довольно большое, особенно у кочевников. Заслуживаете внимание, что туземцы охотнее едят пищу остуженную, особенно летом. Постоянно живущие в городе имеретины и армяне очень удивляются тому, что местные греки, даже богатые, едят мало и редко пьют вино, приписывая это влиянию соседства магометан. Для гостей, в дополнение к обыденной пище, подаются куры, яичница с медом, баранина, шербет из земляники или абрикосов, кофе. Любимые вкусные вещества – стручковой перец и фруктовый уксус домашнего изготовления, у греков еще чеснок.
        Чай в слабом потреблении. Суррагатом его редко служат листья так называемой Кавказской черники (Vaccinium arctostaphylos), сбываемые в Европу для фальсификации настоя­щая чая. Прославленный в последнее время Чаквинский чай еще не сделался достоянием общества даже в Батуме.
        Кофе любимый напиток туземцев, но его пьют больше по праздникам и люди зажиточные. Все торговый дела обделываются за чашкой кофе с бокалом холодной воды. Заваривается он по-турецки, т. е. продажный кофе – нескольких сортов, очень мелкого помола, засыпается в кипяток с сахаром, но без цикориа в маленьком кофейнике. Пьют из чашечки со скорлупу яйца, с гущей, без молока, медленно, запивая большими глотками холодной воды. При таком способе употребления он, даже крепко заваренный, совершенно безвреден. Если же выпить целый стакан и без воды, получается довольно сильное общее возбуждение и перебои сердца. В открытых восточных кофейнях аджарцы, лазы и турки любят часами сидеть за кофе, играя в карты или домино. Наиболее бедные курды делают суррогат кофе из поджаренных желудей. Пьяных в русском смысле слова в магометанских селениях не бывает. Пьющими вино чаще оказываются старики, ослабленные больные и психопаты. Курды, абхазцы» греки, в отношении спиртных напитков, тоже воздержаны. До 1610 г. туземцы табак не курили вовсе; ныне поселяне, не смотря на то, что сами разводят его кое-где по Чорохскому ущелью, курят очень умеренно. Других, подобных табаку и спирту возбудителей мозговой деятельности в стране не встречается. Курильщики опиума принадлежат к обывателям города и селения Чурук-су; вообще их очень мало.

        У туземцев пища подается обыкновенно вся за раз. Перед каждым из обедающих кладется кусок чурека вместо тарелки, которые не в употреблении; ножей и вилок нет; деревянные ложки местного изделия кладутся в кучу на низенький переносный стол большею частью не застланный сукном. Для гостя полагается отдельная деревянная, роговая, оловянная или даже серебряная ложка. У магометан мужчины садятся отдельно от женщин, раньше их, и съедают лучшие порции. Когда старшие едят, младшие сидят и подают в ожидании очереди. У абхазцев затрапезная дисциплина наиболее строгая, у курдов наименее, у цыган ее нет вовсе.
       Кухонная утварь хранится обыкновенно на полках и в стенных шкафах. Она носит печать однообразия и турецкого вкуса. Медной вылуженной внутри посуде, отдается предпочтение; для молочных продуктов употребляется чаще деревянная. Медные котелки, широкая и глубокие блюда, кофейники решета, деревянные и глиняные чашки, кувшины выделываются в туземных мастерских. Для шашлыков имеется, вертикально установленный на подножке, вращающийся вертел, на котором медленно поджариваются плоские срезы баранины. У курдов и цыган блюдо и котелок составляюсь всю кухонную утварь. Абхазские и греческие, женщины в отношении изготовления пищи и содержания кухонной утвари, опрятнее чем аджарские; наиболее небрежны – куртинки. (Прим. З. М. курдянки) Возможность здесь легкой передачи некоторых болезней через посуду, которую моют редко, не подлежит сомнению.
       Преобладание растительных веществ в пищи и особые условия климата своеобразно отпечатываются на физической и духовной организации аджарцев, лазов, турок: мускулату­ра представляется слабой, отложение жировой подкожной клетчатки очень скудное. Органы живота развиты сильно, легкие слабо; походка спокойная, приседающая. Мужчины угрюмы, ленивы, самолюбивы, вежливы, храбры из за угла и способы с замечательным спокойствием и хладнокровием судить своих односельчан. Женщины терпеливы, робки, завистливы, скрыты, трудолюбивы, домовиты; знатные редко выходят из дому и любят принимать визиты от менее знатных: все крайне суеверны и упрямы, слепо преклоняются перед судьбой и крепко держатся заветов предков. С возрастом зажиточные склонны к тучности. Молчаливость жителей едва ли только следствие исламизма, т. к. молчат и копошащиеся в листве певчие птицы, молчат и дебри лесные. Бросается в глаза отсутствие музыки, песен, игр, попоек, шумных скандалов.
      На свадьбах туземцы едят очень усердно и дело не обходится без спиртных напитков, однако напившиеся, стыдясь своего состояния, стараются своевременно удалиться и мирно выспаться.
      На похоронах и поминовениях позволяется наедаться сколько душе угодно, однако религиозное настроение и присутствие за столом мулл делает неудобным пить вино и водку, хотя, как говорят,
Mногиe муллы сами дома, втихомолку, попивают.
        Курды, хемшины, цыгане отличаются большой подвижностью, хищническим нравом, многоречивости, что имеет некоторую связь с обильным потреблением ими в пищу веществ животного происхождения.
    20 лет тему назад население, истощенное поборами, разбоями, войнами и родовыми распрями, подчас терпело сильную материальную нужду и голод. Ныне благосостояние страны значительно улучшилось и среди туземцев голодающих и нищенствующих не встречается.
       …К сожалению, нарастание винных складов, погребов, кабаков, разных увеселительных заведений идет быстро вперед и Батум, как портовой город, начинает разносить примеры разврата и пьянства. Духаны по окрестностям особенно в праздничные дни, переполнены людьми нетрезвыми и не только армянами, имеретинами и др. христианскими народностями, но и магометанами. Удовольствия позволительные и непозволительные, связанные с злоупотреблением в пище и питье, начинают захватывать и коренное население. Впрочем, еще во времена владычества турок, непосредственно перед занятием края русскими, местные многочисленные беки, имевшее влияние на народ, не отличались особенной воздержанностью».
        Дурной пример заразителен, как впрочем и хороший. Беки при турках правили в Аджарии бал. Власть султана проявлялась только в собирании налогов и в исполнении различных повинностей. Идеология, выражаясь терминологией советской власти, была в руках султанских комиссаров в лице местной знати – санджак беков, беков, ага.
     С распадом Российской империи и кратковременным возвращением турок в Аджарию во второй раз в 1918 г., ситуация, по сравнению с их прошлым присутсвием до 1878 г. изменилась.
       «Как развлекались Батумцы. Главным образом в кофейнях, где играли в «телефон». Проигравший платил за выпитое партнером кофе или чай. В кофейнях устраивали «карагез» – своеобразный театр.[29] Во время карагеза на стене кофени натягивали полотно-экран, перед которым ставилась ширма. За ней помещался «артист», который пел, играл и рассказывал иллюстрируя свои выступления показом теней на экране. На «карагез» собирались и дети. При выступлении популярных исполнителей кофейни были переполнены».
      Трезвость – норма жизни. Этот перестроечный лозунг времен распада СССР, как нельзя более характеризует недолгий период времени правления турецкой администрации в 1918 г. Вот как это описано в книге З. Маргиева «Батум во времена Османской империи» «Турецкая оккупация Аджарии» 1918 г. стр. 241.
      «Трезвость. За все время пребывания турков никто не видел пьяного и даже подвыпившего турка. В дни оккупации на улицах Батума не было видно пьяных, не слышно пъяных песен. И не потому, что все стали трезвенниками. Турки относились очень терпимо к торговле и потреблению спиртного, но пьющие горожане считали дурным тоном появляться в то время на улицах в состоянии даже легкого опъянения. Пили дома или в ресторанах. Попойки устраивались только дома, но без гама и крика.
Трезвый образ жизни турок сказывался на населении Батума».
      Интересные метаморфозы произошли с батумцами, когда турок сменил «флагман» европейской цивилизации «Британия». Что пили и чем закусывали доблестные воины Её Величества королевы? Об этом история не умалчивает.
         «Англичане умели веселиться и пить.
[30] Англичане чувствовали себя как на курорте. Кабаре, казино, рестораны были на каждом шагу. В расходах не стеснялись. Получали хорошее жалованье, а на английские деньги все было очень дешево. Пили виски и портер. Местные напитки вино и коньяк.
           Ели в увеселительных местах мало, требуя закуску лишь для того, чтобы не обидеть хозяев заведения. Перед выходом в город основательно закусывали и набивали карманы шоколадом и печеньями. Пили много, но не дебоширили. Уходили твердым шагом. В этом сказывалось хорошее английское воспитание, и уважение к общественному мнению. Даже обильно выпив, они оставались джентльменами…»
        «Ловкие люди приспособились.
[31] С появлением англичан батумцы ожили. Питавшиеся кое как при турецкой оккупации стали покупать ежедневно белый хлеб, похожий на кулич, сахар пудру и др., хотя и по карточкам, но вполне достаточно. Кое-кто занялся приобретеним продуктов у англичан и перепродажей их населению. Вскоре почти все батумцы получили доступ к английским продуктам. В мусорных ящиках каждого дома попадались банки сгущенного молока, выренья, мяса. На столах всегда были консервы, копченое мясо и т. п.
          Сытно ели батумцы при английской власти. Местные торговцы распускали слухи порочащие заграничные товары, что консервы делают из мяса обезьян. Но батумские жители не страдали от обжорства. При англичанах облик батумцев изменился. Беднота оделась в добротные английские солдатские «френчи», более зхажиточные купили костюмы».
        «Азартные игры.[32] Игорных притонов в Батуме не было. Играли в клубах, казино. Играли все, даже подростки. Особенно крупная азартная игра велась открыто в Батумском Общественном Собрании. (Фото № …) Однажды грабители ворвались в игорные комнаты и потребовали под угрозой стрельбы, чтобы все присутствующие легли на пол и не поднимались. Их обобрали. Уходя, сказали: «Не хорошо играть в азартные игры, не хорошо господа…» На другой день игры возобновились».
           Как и всякий уважающий себя портовый город Батуми не был исключением по числу разлиного рода увеселительных заведений – пивных, духанов, харчевень, домов терпимости и прочего «джентльменского набора» для любителей расслабиться и «культурно» провести время. Какой моряк откажет себе в этом удовольствии?
            Приведу небольшую статистику относительно питейных заведений города на 1901 г. торгующих крепкими напитками.
[33]          «Чрезмерное обилие подобного рода учреждений объясняется отчасти тем, что Батум портовый город, в котором в течение года перебывает несколько тысяч моряков, сходящих на берег с исключительной целью «повеселиться», по своему разумеется, отчасти – воспоминаниями о старых временах, когда крупные заработки давали рабочему люду возможность часто предаваться разгулу, наконец тем, что соседнее с Батумом население, имеретины или мингрельцы, отличается склонностью к торговли, а так как они или сами владеют виноградниками, или же имеют возможность. скупать в деревнях вино по дешевой цене, то они отдают предпочтете торговле крепкими напитками.
     …К торговым заведениям подобного рода принадлежат: 34 рейнских погреба, 5 буфетов, 38 винных погребов, 10 кафе-ресторанов, 5 оптовых складов вина и спирта, 14 духанов, 34 трактира, 5 гостиниц с ресторанами, 25 пивных лавок, всего 170 торговых заведений. Принимая население Батума в 28.000 чел., получается, что на одно заведение, торгующее крепкими напитками приходиться 165 чел.
    Больше всего бросается в глаза многочисленность пивных лавок. Особенно если принять во внимание, что при дешевизне местного вина, пиво не может иметь большого сбыта и что в пивных пиво продается по 20 коп. бутылка, а в других торговых заведениях по 12-15 коп. Дело в том, что в пивных идет торговля совсем иного рода и в каждой из них, находятся под видом хозяек или приказчиц 2-3, а то и более женщин».    

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

Кофе – топливо батумской жизни

Традиция кофепития в Батуми – это тоже самое, что чайная церемония в Китае или любовь к чаепитию в России.

Гадание на кофейной гуще наблюдают и современные туристы. Не могу не привести личные «кофейные» впечатления одного из них. Он рассказывал мне: «Я был в Батуми всего сутки и довольно давно, но этого оказалось достаточно, чтобы запомнить на всю жизнь чашку кофе, выпитую на приморском бульваре. Никогда раньше и, кажется, после того, хотя я побывал во многих странах, не удавалось выпить или сварить самому кофе, оставляющий столь затейливые узоры на стенках перевёрнутой чашечки».

Подобные впечатления я нашел в одном из Российских журналов. В статье очень точно характеризуется одна из граней батумской действительности. «Здесь выпить чашку турецкого кофе – все равно, что поздороваться. Это и повод для разговора, и оправдания внезапной паузы в беседе, это вам иногда вместо слез или поцелуя. И обязательно с «блюдечком», чтоб было куда опрокинуть остатки ароматной гущи, а потом всматриваться в подсохшие узоры вашей никчемной гефсиманским садом раскинувшейся по стенкам крошечной чашечки, судьбы…

Ручная мельница – кофемолка, маленький механизм, приводящий в движение его вечный двигатель, ось батумской земли, городская шарманка, перетирающая теплые зерна и прошлые века в пряную музыку этих прошлых веков, в доисторическую пыль, по которой здесь гадают о будущем». (Фото № …)

Мне самому не раз приходилось видеть как на батумском бульваре, как и во многих других местах города готовили кофе. Именно готовили, т. к. сегодня почти не осталось кафе в которых можно увидеть, как в металлический коробке наполненной мелким песком варят кофе в небольших, сделанных кустарным способом, самодельных металлических кофейниках. Несколько кофейников с длинными деревянными ручками держат в песке, при этом постоянно передвигая, пока кофе не поспеет. Эти движения напоминают настольную игру в хоккей, только вместо железного стержня оканчивающегося хоккеистом – длинная деревянная палка с кофейником на конце. Но вот появляется пенка и этот пахучий, ароматный напиток разливают в кофейные чашечки. Ёмкость чашек соответствует величине кофейника. Обычно принимают заказ сразу от нескольких клиентов и одновременное готовят всем. (Фото №…)

До сих пор, спустя более 20 лет, многие батумцы вспоминают то старое, доброе время и тех, кто готовил кофе. Тех, кто в Батуми умел делать на самом деле кофейные шедевры, можно было пересчитать по пальцам. Буквально месяц назад, сидя в кафе «Санапиро» у самого берега моря, мы с друзьями вспомнили только два имени, и это были настоящие мастера кофейной истории. (Фото № …)

Наше повествование о прошлом. Каждое время вносит свое, индивидуальное в облик любого города, придает свои неповторимые черты, свои традиции или дополняет уже существующие. Батумская «кофейная эпопея» отражена в советской литературной классике. Мандельштам и Паустовский в начале 20-х гг. прошлого века находясь в Батуми оставили свои воспоминания по этой теме.

Паустовский «Книга о жизни. Бросок на юг».

«Духанов и кофеен в Батуме было множество. Застекленные двери во всех духанах и кофейнях были расшатаны. Они дребезжали и долго звенели при каждом толчке.

Постоянный звон дверей сливался со звоном листовой меди. Худые медники с провалившимися глазами выковывали из этих листов маленькие турецкие кофейники и приклепывали к ним длинные – тоже медные – ручки. Тут же, на новых коврах, разложенных на мостовой, посреди узеньких улиц, нахальные девочки-цыганки били в старые бубны с колокольцами, танцевали и выкрикивали песни.

…Что касается запахов, то чаще всего побеждал чад баранины. И это очень жаль, потому что другие батумские запахи были гораздо приятнее этого чада. Но они редко могли через него прорваться.

Этот чад, въедливый, шершавый, саднящий горло, был хорош только тем, что напоминал о батумских шашлыках, пожалуй, лучших на Кавказе.

Их жарили на древесном угле, нанизанными на стальные шампуры, потом посыпали кислым порошком барбариса или корицей, обкладывали зеленым луком и ели со свежим лавашем, запивая белым вином. Мне кажется, что ничего более вкусного я никогда еще не ел в своей жизни.

На втором месте стоял запах свежесмолотого и только что сваренного кофе. Мололи его на турецких мельницах – медных, похожих на маленькие гильзы от снарядов. Снаружи эти мельницы были украшены чеканкой. Иной раз она изображала сцены из «Тысячи и одной ночи».

Мельницы эти превращали кофейные зерна в тончайшую пудру.

Запах кофе вызывал у меня одновременно представление о Востоке и Западе. И восточные и западные страны одинаково пахли кофе.

Что касается старой Европы, то она была просто неотделима в мыслях от горячего кофейного пара и от тех запахов, которые часто сопутствовали кофейному, – пароходного дыма, хрустящего утреннего хлеба, укропа, перезрелых роз и табака.

Батум для меня, впервые попавшего к самым южным границам России, был городом необыкновенным, экзотическим, типично восточным.

Батум пропах кофе, вином и мандаринами. И только через два-три месяца у меня начало ослабевать пряное ощущение экзотики, ее терпкая оскомина, и я увидел за ней подлинную жизнь этого города. В нем никогда не затихала отнюдь не провинциальная культурная жизнь, а порт, как огромный конденсатор, стягивал к себе все рабочее население Батума.

Я часто видел одну и ту же картину: на апельсинах, покрытых циновкой, полулежали старые турки и пили, причмокивая, густой ароматический кофе.

Запах кофе распространяли не только фелюги, но и мелкая галька на берегу. На ней лежала кайма кофейной гущи. На этой кайме выделялись рваные оранжевые лоскутки мандариновых корок.

…Знакомство произошло в духане с несколько странным названием «Зеленая кефаль» (Каких только названий не было тогда у духанов,[20] начиная от «Симпатичного друга» и кончая «Не заходи, пожалуйста».) Когда-то в духанах полагалось сначала бесплатно пробовать все сорта вина, а потом уже, выбрав вино, заказать одну-две бутылки «за наличный расчет» и выпить их с поджаренным сыром сулугуни.

Хозяин духана ставил на столик закуску и два крошечных персидских стаканчика, похожих на медицинские банки. Из таких стаканчиков в духанах всегда давали пробовать вино». (Фото № …)

Реклама – двигатель духана

Значение рекламы трудно переоценить, особенно сегодня. Можно ли сегодня представить подобную ситуацию в ресторане? Бесплатно – это прочесть меню и рассмотреть рекламу заведения. Вывески порой бывают очень выразительны. Что стоят к примеру рисунки и надписи Пиросмани по теме духанов и винопития? Классика. Глядя на его незатейливые сюжеты, с шашлыками, вином, едой на столе, меня не отпускало ощущение что автору очень не достает в жизни всего этого, настолько образно и проникновенно исполнены его работы.[21]

Паустовский так описал свой поход в духан: «…Пошли к «Бедному Мише». Духан стоял на Турецком базаре, на берегу моря; (фото № …) одна его дверь выходила на море, другая - на узкую улицу, запруженную арбами и ишаками. На окне духана густыми персидскими красками - оранжевой, зеленой и синей - был нарисован бледный и унылый турок. Трубка беспомощно вывалилась из его рук. Под турком была надпись «Бедный Миша» . На другом окне краснел помидором толстяк со щеками, надутыми, как у игрока на валторне. Он держал в руке вилку, с вилки свисал длинный шашлык, а с шашлыка оранжевыми каплями стекало сало. Сало расплывалось в затейлевую надпись: «Миша, когда покушал в этим духане. Кофейня для турок была отделена от общей залы стеклянной перегородкой в знак того, что турки не пьют спиртного и не едят поганой свинины, подававшейся в «Бедном Мише».

Капитан морщился от вина. Оно пахло бурдюком и переворачивало внутренности, но действие его он считал целебным.».

В одном из кафе-ресторанов Батуми по ул. Гогебашвили, возле берега моря в том месте, где еще недавно стоял памятник солдатам ВОВ и давно потухший вечный огонь, прямо у входа в ресторан, стоят за столиком с закусками двое «товарищей». По физиономии можно сразу понять, что они из местных. Их колоритный вид и разнообразие блюд на столе, заставили меня при входе задержаться возле этой композиции из папье маше. (Фото № …) Это впечатление было чуть позже попорчено, когда наша компания вкусила блюда настоящего меню этого заведения. Внешний вид ресторана оказался намного впечатлительнее его кухни. Надо отметить, что на всех стенах ресторана были развешены увеличенные фото видов старого Батуми. Сегодня это вошло в моду. Многие солидные учреждения подобного типа считают необходимым использовать колориты старого Батуми.

Эта мода на Старый Батуми давно стала международной. Что говорить, когда один из ресторанов Москвы так и называется – «Старый Батум». Зайдя внутрь окунаешься в атмосферу старого города, забывая что ты в первопрестольной. Все продумано до мелочей, даже коробок спичек (Фото № …) «Батумский мираж» в столице России. Отличная кухня, прекрасный сервис – это уже не мираж, а действительность.

Совсем недавно в Батуми был открыт новый ресторан на бульваре. Он так и называется «Старый бульвар». Хозяйка ресторана и гостиницы женщина со вкусом и довела до совершенства интерьер ресторана. Она даже одежду для официантов заказала по фотографиям Батуми 30-х гг. XIX в. (Фото № )

В те же годы, что и Паустовский находились в Батуми Мендельштам, Бабель, Есенин, позже Толстой. Им были не чужды застольные беседы. «Вино лилось рекой, сосед поил соседа»

О Есенине и его винным пристрастиям в литературе уделено много внимания.

«Вино и водка здесь отвратительны. Я отравился и чуть не умер. Даже сейчас болею».[22] Но это не мешало писать стихи. «Персидские мотивы написанные в Батуми – жемчужина творчества Есенина.
       Сам чайханщик с круглыми плечами,                              Угощает меня красным чаем

           Чтобы славилась пред русским чайхана,                             Вместо крепкой водки и вина.
                                                                  

  «Я один. Вот и пишу, и пишу. Вечерами с Лёвой ходим в театр или ресторан. Он меня приучил пить чай, и мы вдвоем с ним выпиваем только 2 бутылки вина в день. За обедом и за ужином… Увлечений нет. Один. Один. Хотя за мной тут бабы гоняются. Как же? Поэт ведь. Да какой еще, известный. Всё это смешно и глупо».[23]

«Конечно приезд Есенина в Батум вызвал всеобщее внимание. Его останавливали везде на улице, знакомились, приглашали в ресторан. Как всегда и везде, здесь сказалась теневая сторона его популярности. Он по целым дням был окружен компанией веселых собутыльников…»[24]

В этой связи, его друг Л. Повицкий вынужден был посадить Есенина под домашний арест, в своем собственном небольшом доме с фруктовым садом, где он жил с Есениным во время его приезда в Батуми зимой 1924-1925 гг. (Фото № …) Повицкий вспоминал: «Я решил ввести в какое-нибудь нормальное русло дневное времяпровождение Есенина. Я ему предложил следующее: ежедневно при уходе моем на работу я его запираю на ключ в комнате. Он не может выйти из дома и к нему никто не может войти. В три часа дня я прихожу домой, отпираю комнату, и мы идем с ним обедать».

Поэма «Анна Снегина», Персидские мотивы» и многие другие известные произведения поэта были написаны в это время, в доме Повицкого и во многом благодаря новым строгим условиям созданным его другом и отсутвием винных паров.

Но кто знает, может не было бы вдохновений поэта, если не было бы его винных возлияний. Все познается в сравнении. «Я чувствую себя просветленным, не надо мне этой глупой шумливой славы, не надо построчного успеха. Я понял, что такое поэзия.

… Так много и легко пишется в жизни очень редко».[25]

Вот так вино вдохновляет и в то же время мешает творчеству поэтов и писателей. Как писал Мендельштам находясь в Батуми: «Да, культура опьяняет. Грузины сохраняют вино в узких длинных кувшинах и зарывают их в землю. В этом – прообраз грузинской культуры: земля сохранила ее узкие, но благородные формы художественной традиции, запечатала полный брожения и аромата сосуд. То, что нельзя вывести из рассудочных данных культуры, из учета ее накопленных богатств, есть именно дух пьянства, продукт таинственного внутреннего брожения: узкая глиняная амфора с вина зарытая в землю».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Путешествие в страну женщин, вина и песен.[13]

Застолье

Рассмотрим теперь Кавказ, точнее Грузию, страну, которая одна из первых стояла у истоков виноделия, чей вклад в развитие и распространение вин не возможно переоценить. 

«Со стороны виднее» – гласит народная мудрость. И мы взглянем со стороны, глазами европейского путешественника и ювелира – Жана Шардена посетившего Грузию.

«Знатные люди едят, сидя на коврах, по восточному обычаю. Скатерть из разноцветного полотна или кожи, а часто едят на голых досках. Простой народ сидит на скамьях, а перед ним ставятся такой же высоты скамейки, заменяющие стол. Посуда и стаканы – деревянные. У людей высшего класса бывает немного серебра. По обычаю этой дикой страны, все, без различия пола и состояния, обедают вместе, – царь, его свита, не исключая конюхов, царица, женщины, девушки, прислуга, до последнего лакея. Когда нет дождя, едят на дворе. Рассаживаются в круг или рядами и занимают места выше или ниже, смотря по положению в обществе. Когда холодно, на дворе раскладывают костры около обедающих. Отопление там ничего не стоит, потому что вся страна – сплошной лес, как я уже говорил. В богатых домах, когда сядут обедать, четыре человека приносят на плечах огромный котел с гоми – вареными зернами, о которых я упоминал. Обыкновенно, полуголый оборванец раздает деревянной лопаточкой всем по куску, весящему фунта три. Двое слуг, одетых почище, приносят другой котел с гоми, более белым, чем первое. Это подают почетным лицам. В будни домашняя челядь ничего не получает, хозяевам же подают немного овощей, жареной, сушеной рыбы или мяса. По праздникам или когда угощают кого-нибудь, режут свинью, быка или корову, если нет дичи. Только что убитое животное потрошат и без соли и приправ кладут в тот же котел, в котором варится тесто. Когда мясо несколько сварится, его снимают с огня, сливают бульон и подают к столу без приправы. Перед хозяином дома всегда ставится большая порция мяса. Ему же подают большую часть овощей, весь хлеб и всю дичь, а он раздает гостям и тем, кому хочет оказать внимание. Едят пальцами и так нечистоплотно, что только сильный голод мог бы заставить сесть за стол с этими дикарями даже наименее порядочных людей нашей Европы. Когда примутся за еду, два человека разливают всем по очереди напитки. У простых людей это делают женщины или девушки. Считается одинаково невежливым спросить себе вина и отказаться от него; следует ждать, когда вам поднесут, а поднесенное принять. Зараз подают не менее четверти штофа, и чаша обходит вокруг стола, за обыкновенным обедом, три раза. В праздники и на пиршествах званые гости, и почетные лица напиваются до пьяна.

Мингрельцы и соседи их большие пьяницы. В этом отношении они превосходят немцев и всех северян. Вина они никогда не разбавляют водой. Разгорячившись, находят, что кубки в полштофа малы и начинают пить из кувшинов. Я жил близ Котатиса, (прим. З. М. Кутаиси) у дворянина, одного из первых пьяниц во всей стране. Пока я гостил у него, он устроить пир для трех своих друзей. Они вчетвером так увлеклись, что с десяти часов утра до пяти часов вечера выпили полтора вьюка вина: вьюк весит 300 фунтов. По общепринятому обычаю этого народа, всякий выходить за нуждою из-за стола во время пира столько раз, сколько ему потребуется и возвращается с неумытыми руками. Приглашенных и друзей заставляют пить, как только они могут; за столом особенно строго соблюдаются обычаи вежливости и обмениваются приветствиями. Между мужчинами идут разговоры о кражах, войнах, битвах, убийствах и продаже невольников…» Путешествие кавалера Шардена по Закавказью в 1672-1678 гг. Кавказский вестник, № 6. 1900

Заглянем теперь во двор царя Грузии – Ростома на свадьбу племянницы царя, куда был приглашен и шевалье Шарден, оставивший свои воспоминания и впечатления. Его записки были растиражированы многими авторами. Среди них Д. Бакрадзе и Н. Берзенов в книге «Тифлис в историческом и этнографическом отношениях» Санкт Петербург 1870 г. Это издание и послужит нам путеводителем по дворцу Ростома.

«Дворец Ростома, построенный им в 1638 г. на развалинах древнего дворца, подробно описан Шарденом. (Фото №…) Описание это вместе c картиною свадебного пиршества, на котором присутствовал Шарден так интересно, что нельзя не остановиться на нем. Мы выписываем слова Шардена из «Древностей г. Тифлиса» г. Иоселиани, 1866 г. стр. 240-246.

«Дворец Ростома, говорит Шарден, бесспорно есть лучшее украшение города. Он заключает в себе огромный залы, обращенный к рек, с большим дворцовым садом.

…Меня пригласили на свадьбу царской племянницы. Обряд венчания уже был окончен, когда я пришел во дворец с капуцинами. Зала так была набита дамами, что я не мог видеть новобрачной. В ней едва нашли место католикос, епископы и близкие родные. С того времени, как введено в Тифлисе магометанство, женщинам запрещено быть вместе с мужчинами; тогда как в деревнях, где нет магометан, женщины ходят без покрывал и не стесняются присутствием и беседою мужчин. От того в Тифлисе прекрасный пол обдает отдельно. В зале была устроена тахта, или возвышенное место, на 2 фута от пола и на 6 в ширину.[14] Над нею был шатер, раскинутый на 5 колоннах, обтянутый золотою и серебряною парчою, бархатом и расписанным полотном, так изящно сделанный, что при свете все это казалось обвито было цветами и мавританскими украшениями. Вся зала освещалась 40 большими подсвечниками, 4 из них, стоявшие перед царем, были золотые, остальные серебряные. Каждый подсвечник весил 40 фунтов. Крылья или ветви их, имевшия в вышину один фут с половиною, поддерживали стаканчики, наполненные очищенным салом. горевшим двумя светильнями. Гости были расположены на тахте. Царь сидел по средине эстрады более возвышенной чем для других и покрытой сводообразным балдахином. Царь велел посадить меня с капуцинами возле епископов. Гостей было более 100 человек. Сын царя и братья сидели направо от него, епископы на лево. Музыканты были расположены внизу. После того, как мы сели, католикос ввел в залу новобрачного. Его посадили и тогда начались поздравления и приношения подарков, что продолжалось около получаса. Подарки заключались в серебряных и золотых монетах и в серебряных кубках. Для ужина сначала разостлали перед гостями скатерти по ширине эстрады; потом принесли хлеб. Хлеба было три сорта: тонкий, как бумага, толстый в палец и мелкий сладкий. Говядина подавалась в больших серебряных. покрытых сверху, бадьях. И блюдо и крыша от него весили около 50-60 марк (марка ½ ф. или 8 унциям). Официанты подавали сначала блюда царю, потом другими – по чинам. Таких блюд было 60. Ужин состоял из трех кушаньев. Первое было из плова различных цветов и вкуса с живностью: желтый – с сахаром, корицею и шафраном, красный – с гранатовым соком, белый из природного цвета пшена – лучший на вкус. Второе было паштета или пирога, тушеного мяса (etuvtees), мяса поджаренного, сладкого и кислого. Третье было жаркое. К этим трем кушаньям присоединялись кушанья рыбные, из яиц и зелени; блюда эти были приготовлены для духовный, лиц. Нас потчевали и скоромными и постными кушаньями. Все совершалось чинно и удивительно тихо. Каждый из гостей делал свое дело без разговори. Мы, европейцы, за столом больше шумели, чем остальные 150 человек бывших на пиршестве.

Меня более всего поразило богатство буфета или столового прибора. Он состоял из 120 ваз для питья, кубков, чаш, рогов, из 60 фляжек и 12 огромных кувшинов (brocs). Эти последние все были серебряные. Чаши и кубки были одни золотые, гладкие, другие покрытые золотою эмалью, некоторые украшенные дорогими камнями, другие серебряные. Рога были оправлены также как и самые богатые кубки. Они были различной величины. Самые обыкновенные имели длину около 12 дюймов и ширину 2 дюйма. На верху были очень черны и отлично выполированы. Некоторые рога были единороговые. На востоке ест предание, что рога этого животного уничтожают яд, брошенный в напиток. Другие рога были бычачьи и бараньи. Пить из рогов составляет обычай всех времен на востоке.[15] Пили много «за здоровье». Я и капуцины были освобождены от тостов. Нам давали пить, когда мы требовали. При провозглашении тостов гремела музыка и раздавались песни. Концерт нравился обществу, которое казалось, было от него в восхищении. Для меня же ничего не было приятного в оркестре. Мне он, напротив, показался грубым и худо слаженным. Царь был доволен им и весел. Он потребовал от католического префекта, чтоб принесли эпинет[16] (epinette). Капуцинов это затруднило. Они не желали, чтоб я был свидетелем неприличного дела среди группы напившихся царя-магометанина, неверных и еретиков. Когда принесли эпинет, то поставили его на плиту по среди залы. Префект был вынужден по приказанию царя петь и играть вместе. Он начал петь сначала: Magnificat te Deum Tantum ergo, потом песни и другие фантазии на итальянском и испанском языках, так как церковные гимны не понравились царю. Эпинет был дурно настроен и сам префект, удрученный летами и усталостью, не мог придать эффекта концерту. Один грузинский епископ вступил в разговор с патером Рафаилом; О чем они говорили я не понимал, по незнанию мне их языка. Но заметно было, что епископ принял в соблазн, видя иерея, забавляющего собрание пирующих теми же песнопениями, которыми он славит Бога в церкви. Уже была полночь. Когда я откланивался царю, он спросил меня, каково здоровье испанского короля, его родственника и выпил за здоровье его из чаши, усеянной дорогими камнями. Он предложил капуцинам и мне выпить за его здоровье из того же богатого кубка. Я не знаю, из тщеславия ли это сделал или, чтобы почтить префекта церкви, о котором знал, что он подданный его католического величества.

Я расспрашивал впоследствии, в чем состояло это мнимое родство царя испанского с грузинским и братство грузин съ испанцами. Мне объявили, что папа Климент VIII в письме своем к грузинскому царю Теймуразу назвал его родственником Филиппа II, а грузин и испанцев братьями между собою. С этого времени преемники Теймураза гордятся этим родством, в особенности, – нынешний царь».

Тифлис

Тифлис XIX века – это город базаров, торговых лавок и… кинто. Кинто (груз. კინტო) – в Грузии мужчина, занимающийся торговлей или же вообще без определённого занятия, плут и мошенник. Кинто наверно исключительно грузинское «изобретение». Типичные тифлисские кинто одевались архалук [17] или ситцевую рубаху в белый горошек, с высоким воротом, который, однако, не застёгивался, в просторные ситцевые шаровары, заправлявшиеся в носки, на ногах сапоги гармошкой, на голове картуз. Особым шиком для кинто считалось иметь массивную золотую цепь от часов, которая должна была спускаться из кармана архалука.

Мужчина-весельчак, любитель вина, женщин и веселой музыки – кинто – это и образ жизни. На картинах Н. Пиросмани можно часто увидеть этот персонаж. В грузинской хореографии существует танец «Кинтоури». Элементы этого танца помнят все советские зрители из фильма «Мимино», реж. Г. Данелия. Сцена в ресторане, когда тов. Хачикян (Ф. Мкртичан) собирался зубами поднять платок брошенный им на пол.

В литературе так описывались попойки в Тифлисе XIX века.

«С наступлением весны, неделю спустя после пасхи, начинается в Тифлисе ряд загородных гуляний. Веселые компании располагаются на какой-нибудь уединенной лужайке в саду или под тенью распускающихся виноградных лоз и тут-то начинается попойка. Эти не затейливые кутежи часто доходят до гомерических размеров по количеству выпиваемого вина; каждый желудок поглощает его столько, сколько при обыкновенном употреблении достало бы на несколько дней. Компанию воодушевляет, с одной стороны, неумолимый толибаш, предлагающей с полной чашей в руках тосты, от которых собеседники не могут отказаться; с другой, – певец, под звуки туземного шумного оркестра, воспевающий утро, ночь, луну, черные очи, вино и какую-то красавицу Лизу. Таковы именно темы большей части уличных и застольных песен последнего времени; говорим: последнего времени, потому что он каждый год меняются, благодаря неистощимой музе какого-то доморощенного Беранже, время от времени наделяющего Тифлис чем-нибудь новым и это новое разом подхватывается и распевается во всех домах и садах, на всех улицах и перекрестка». (Фото № …)

Может после этих слов для кого-то из читателей главный город Грузии – Тифлис и покажется главным потребителем вино-водочной продукции, но эта пальма первенства явно не задержится в его руках, если не познакомится с небольшим провинциальным гододком под названием – Батум. Тем более, что судя по публикациям и справочникам начала XX века «Батум по количеству потребляемых спиртных напитков в Закавказье уступает только Баку, который в этом отношении вне конкуренции, и может поспорить с Тифлисом. Остальные закавказские города равняться с ним не могут»

Самый удивительный уголок Европы[18]

Перейдем теперь к конечной и главной цели нашего винно-гурманного путешествия во времени и пространстве, а именно к Батуми и его окрестностям. Начнем с окрестностей города. И в этом нам помогут свидетельства очевидцев. Одним из первых, кто дал его описание сразу после перехода батумского региона был военный корреспондент А. Френкель. Он вошел в Аджарию с русской армией и его заметки позднее вышли отдельным изданием. В своей книге «Очерки Чурук-су и Батума» Тифлис 1879 г. он в частности писал: «…в Муха-Эстате[19] было еще множество лавочек – духанов. Главный предмет торговли этих духанов – напитки. Здесь можно было встретить ромы, коньяки, шампанское, ликеры. Все это большая часть контрабанда – трапезондская и марсельская. Из закусок сыр, сардинки и разные консервы. …За кусок плохого осетинского сыру и хлеб, и то черствый, которыми подкрепились мои путники, я должен был заплатить баснословные деньги. За то марсельский ликер и ром я купил за весьма не дорогую цену.

…Садоводство и огородничество на низкой степени развития, хотя все условия благоприятны для его развития. Виноград не дурен. При некоторой заботе может быть прибыльной статьей. За Батумом он водянист.

…Едва лишь окрестные жители узнали о том, что мы стоим лагерем у Махинджаура, так они еще с вечера стали являться с разными разностями – произведениями их страны: виноградом, грушами, огурцами и пр. фруктами…

Виноград принесенный кобулетцами был недурный, сочный, душистый; но чересчур тонко кожий, а потому едва ли может долго сохраняться.

…Лишь только русские вступили в Батум, как все поднялось в цене, точно по волшебному жезлу. Не зная в сущности стоимости нашего рубля и справедливо рассуждая, что русские солдаты и офицеры, нуждаясь в каких либо предметах, дадут то, что запросят, – жители и торговцы (греки, армяне, лазы) драли за все до безсовестности. Съестные припасы, зелень, хлеб, квартиры, словом потребности первой необходимости, были недоступно дороги. Даже табак продавался по ценам, сравнительно высоким. Исключение составляли разные напитки, которых было во множестве.

Часто доходило до комических сцен, когда торговец, на запрос о цене какого либо предмета, все более и более увеличивал вам эту цену, не зная даже на какой ему остановиться…

В Батуме место сходок – это кофейная. Здесь, за миниатюрными чашками кофейной гущи, батумские политики решают все важные вопросы. Впрочем, я видел в Батуме собрание особого рода. На улице, возле ворот дома Бежанидзе, выставлены были маленькие, низенькие скамейки, с плетеными сиденьями. На этих скамейках восседали почетнейшие лица, а кому не доставало скамеек – преважно, поджавши ноги, сидели на корточках просто на земле... То батумские политики решали, быть может, вопрос о том, оставаться ли им на родном пепелище или променять его на «посулы» турок.

Я зашел в одну из кофеен. Сидело несколько молодых кобулетцев в нарядных своих костюмах и пили кофе, поглядывая на батумский рейд». Они чему-то смеялись…

И что же употребляли в пищу кобулетцы? …Относительно еды могу сказать, что хлеб у них весьма хороший (пшеничный); сыр, масло, яйца в значительном употреблении. Вообще кобулетцы употребляют растительную пищу: лобби (фасоль) и пр.; за исключением классического плова, они употребляют челим-чорбаси (невестин суп), таю-генкси – грудинка из курицы, с молоком, сахаром и пр., имам-байльчи рвота имама, - любимое блюдо, есть ничто иное, как бадражаны, начиненные фаршем), яхни, готовится из говядины, помидоров и пр. под белым соусом, ялан-долма (это неравда, ложь) – рубленная говядина, завернутая в виноградные листья, под белым союсом, и т. д.

Кобулетцы приготовляют также питье – мастику. Наконец кофе можете застать у туземца почти во всякое время, когда бы вы его не посетили»

ПРОДОЛЖЕНИЕ
СЛЕДУЕТ

Сердце! Пусть хитрецы, сговорясь заодно,
Осуждают вино, дескать, вредно оно.
Если душу отмыть свою хочешь и тело –
Чаще слушай стихи, попивая вино.
                                    Омар Хайям

Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем. Библия (Быт. 9:20,21)

Воистину, шайтан при помощи вина и майсира хочет посеять между вами вражду и ненависть и отвратить вас от поминания Аллаха и намаза. Коран, 5: 90,91

Вино и мир

Истина в вине – говорили древние, совершая восхваление к Дионисию.[1] И бог виноделия открывал сию истину, когда страждущий добирался до дна бутылки.

«Обитатели рая будут пить райское вино, которое не будет пьянить». Коран 56:19.

«Вино, которое не будет пьянить». Для подавляющего большинства любителей горячительного, а тем более для «профессионалов» это как раз самая адская пытка. Но они готовы грешить ради познания истины.

В истории человечества можно насчитать не так уж много растений, культура которых была бы известна с древнейших времен у различных народов мира. Виноград одна из них. Виноградная лоза стала даже одним из религиозных символов христианства[2] в Грузии. (Фото № 1) Крест которым проповедовала просветительница Грузии св. Нина был в форме виноградной лозы. (Фото № 2) При помощи лозы находили источники воды. Ее увековечивали в памятниках христианства, а многочисленные завоеватели грузинских княжеств на протяжении столетий старались уничтожить следы ее присутствия, считая гроздья винограда символом христианства и врагом ислама. Вырубались виноградники, стирались барельефы и фрески с изображением виноградной лозы на церквях и культовых сооружениях.

Словом эта культура оставила не только гастрономический, но и религиозный след в истории многих народов. Она диктовала свои традиции, в течении веков обрастая легендами и мифами.

Наш рассказ в основном каснется истории вина в Грузии, как древнейшего региона мира, откуда более 6 тыс лет назад начиналась культура виноградной лозы. Но главный акцент будет сделан на традиции винопития в одном из ее древнейших городов – Батуми.

Никакое застолье не обходилось без присутствия вина. Будь то древняя Греция, Рим, средневековая Европа или Азия. Путешественники и писатели прошлого донесли до нас множество интереснейших сведений так или иначе связанных с традицией винопития у разных народов. Они интересны в большей степени тем, что сведения получены из первых рук, от самих участников застолий, поднимавших не один тост и осушивших не один бокал. Обратимся к свидетельствам отца истории Геродота, автора знаменитого труда «История».[3] (Фото № 3)

Книга 2 Талия «22. …Наконец, он дошел до вина и осведомился, как его приготовляют, причем очень обрадовался этому напитку. Потом эфиоп спросил, чем же питается персидский царь и до какого предельного возраста могут дожить персы. Те отвечали, что пища царя – хлеб, и объяснили, что такое пшеница. 80 лет, добавили они,– наибольшая продолжительность жизни смертного. На это эфиопский царь ответил, что вовсе не удивлен кратковременностью жизни персов, так как они питаются навозом. Но даже и этого срока они бы не могли прожить, если бы не подкреплялись вот этим напитком (при этом царь указал ихтиофагам на вино); вино ведь – это единственное, в чем персы превосходят их».

Книга 4 Мельпомена «62. …Из каждой сотни пленников (скифы прим. З. М.) обрекают в жертву одного человека, но не тем способом, как скот, а по иному обряду. Головы пленников сначала окропляют вином, и жертвы закалываются над сосудом. Затем несут кровь на верх кучи хвороста и окропляют ею меч.

65. Таковы военные обычаи скифов. С головами же врагов (но не всех, а только самых лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши. Так скифы поступают даже с черепами своих родственников (если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим). …Такой поступок у скифов считается доблестным деянием.

66. Раз в год каждый правитель в своем округе приготовляет сосуд для смешения вина. Из этого сосуда пьют только те, кто убил врага. Те же, кому не довелось еще убить врага, не могут пить вина из этого сосуда, а должны сидеть в стороне, как опозоренные. Для скифов это постыднее всего. Напротив, всем тем, кто умертвил много врагов, подносят по два кубка, и те выпивают их разом.

70. Все договоры о дружбе, освященные клятвой, у скифов совершаются так. В большую глиняную чашу наливают вино, смешанное с кровью участников договора (для этого делают укол шилом на коже или маленький надрез ножом). Затем в чашу погружают меч, стрелы, секиру и копье. После этого обряда произносят длинные заклинания, а затем как сами участники договора, так и наиболее уважаемые из присутствующих пьют из чаши.

71. Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую четырехугольную яму. … В остальном обширном пространстве могилы погребают одну из наложниц царя, предварительно задушив ее, а также виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника, коней, первенцев всяких других домашних животных, а также кладут золотые чаши (серебряных и медных сосудов скифы для этого вовсе не употребляют)».

Книга 6 Эрато «84. …Сами же спартанцы утверждают, что божество вовсе не виновно в безумии царя: общаясь со скифами, он научился пить неразбавленное вино и от этого впал в безумие. … Клеомен же, как говорят, когда скифы прибыли [в Спарту] для переговоров, слишком часто общался со скифами; общаясь же с ними больше, чем подобало, он научился у них пить неразбавленное вино. От этого‑то, как думают, спартанский царь и впал в безумие. С тех пор спартанцы, когда хотят выпить хмельного вина, говорят: «Наливай по‑скифски». Так рассказывают спартанцы о Клеомене».

Книга 7 Полигимния «27. В Келенах Ксеркса уже ожидал Пифий, сын Атиса, лидиец, который устроил самому царю и всему его войску роскошный прием. Пифий объявил, что готов предоставить царю деньги для войны. Когда Пифий сделал Ксерксу это предложение, царь спросил персов из своей свиты, кто этот Пифий и неужели он так богат, что может делать такие предложения. Персы отвечали: «О царь! Это тот человек, который поднес в дар родителю твоему Дарию знаменитый платан и виноградную лозу из чистого золота».

Вино имело огромное значение в повседневной жизни не только скифов. Многие другие племена и народы имели подобные ритуалы. Виноделие было особым культом в древнем мире и в средние века, а винопитие и застольные традиции возведены до уровня искусства. Причем традиции винопития принесли новшества и в повседневный быт. Предназначение многих предметов имевших значение в древности, в современном мире вызывает удивление и одновременно уважение к изобретательности, и практичности наших далеких предков. Сегодня никому не придет в голову пойти в ресторан и …лечь на кровати в ожидании триклиниарха[4] или тафельдекера[5] с головой увенчанной цветами или плющем, как символом самого почетного гостя и при этом утверждать что находится на симпозиуме.[6] А ведь именно подобным образом кутили древние греки и римляне. Особенно последние достигли высот в своих неуемных попойках – вакханалиах.[7] А ведь именно так кутили древние римляне

Не буду интриговать читателя и приведу выдержки из книги Д. Бардона «Образование древних народов» Часть I. 1795 г., в которой можно найти и увидеть детальное описание предметов, и нюансы из жизни рестораторов и их клиентов в древнем мире.

Слог сохранен

«Большая круглая подушка клалась на конце прилежащем к столу, у которого занимали кровати только три бока, оставляя четвертый свободным для выгоды служащих. При сих постелях ставились большие чаши с водою для охлаждения горницы. За кроватью занавеса для охранения от действий воздуха, ибо едали обыкновенно в пространных открытых залах. В сем то месте гости, возложа на себя синтезы, (прим. автора. род рясы, которую древние надевали при больших пирах, дабы не замарать платья) и сброся туфли влезали с помощью скамейки, ложились, опираясь грудью и левым локтем на круглую подушечку, брали со стола правою рукою яствы,[8] кои им нравились.

Триклинионы[9] были разных видов. …Здесь представляем четверо угольный продолговатый в глубину А., и другой кругловатый Б. (Фото № 1…) Все они составлялись из одинаковых частей, и так были заделаны, что услужение чинилось весьма удобно. Гости принимали яство и питие со всею локостью и всякому было покойно. В больших пирах украшали наружную сторону кроватей цветочными плетенками, а званые гости увенчивали головы цветками или плющем. Самые большие триклинионы вмещали до двадцати человек, по шести или семи на каждой постели. А вообще римляне не любили быть за одним столом больше двенадцати или пятнадцати. Женщины долгое время сопротивлялись обычаю есть лежа, а ели они сидя на постелях или на стульях, почитая сей способ больше соответствующий благопристойности их пола, но пример и обычай взяли вверх и мнительность исчезла. Сей обычай был только у римлян, ибо греческие женщины никогда не хотели присутствовать на пиршествах с мужчинами. В триклинионе на подобие монашеской трапезы, означены плетенки В., и способ подавания кушанья Г. и питья Д. (Фото № 2…) В сделанном же на подобие Б., удовольствовались мы показать передачею и кувшинами Е., место Ж., откуда подавались кушанье и питье. (Фото № 3)

Служитель, наблюдающий бережливость в сих пирах назывался триклиниарх или тафельдекер А. Должность его состояла в том, чтоб поставить буфет и постели; приготовить синтезы и венцы из плюща, коим приписывалось свойство свежестью своею отвращать действие вина; избрать лучшие вины Фалернское, Кипрское, Лезбосское; держать близко напитки и подавать раковины, оливки, салаты, пирожное и плоды. Был всегда метрдотель, особливо определенный для раздавания мяса и кравчий[10] для резания их. Триклинарх находился всегда при стороне стола свободный Б. …Сей метрдотель не имел ничего особенного в своем одеянии, кроме шапки и туники, которую затыкал около поясницы В., дабы не мешала ему в служении. К сему изображению присовокупили мы часть буфета или поставца Г… (Фото № 4)

У богатых людей зала пиров украшена была великолепным буфетом или поставцем. Оный делался амфитеатром, то есть, уступами, и наполнена был урнами, блюдами, сосудами, чарами, преферикулами,[11] кадильницами, жаровнями для курения. Все cиe было уди­вительной работы, из редких материй, и обыкновен­но плодом побед и добыч привезенных из завоеванных провинций…

Блюдо, вазы, кувшины А., Б., В., Г.. Рукомойники, урны Д. Е. Ж.. Кувшин З.. Кружки И., I.. Поднос и чара К.. Передача и урны Л.. Камфора М., для жжения спирта. (Фото № 5)

Здесь следует продолжение посуды принадлежащей к столовой зале: (фото № 6) передачи А. Б., рукомойник и лохань В., нужны для выгоды и чистоты в услужении. К ним прибавлены домашние лампады Г. Д., …богатый сосуд для курения Е., и большая урна для охлаждения питья Ж. Сии разные столовые сосуды доказывают вдруг великолепие древних в их пирах, обыкновение делать сии пиры не прежде захождения солнца, и обычай курить столы, для истребления запаха от мясного кушанья. Нога кровати 3. означает триклинион, который ставился обыкновенно в аккубаториях,[12] или столовых залах, каковые находились только у знатных и богатых особ, и коих не было у людей посредственного состояния.

В Греции на больших пирах и всенародных праздниках, чесники или виночерпии, подающие пить гостям, были люди молодые и знатной породы. У римлян молодые невольники, увенчанные винорослею и носящие род синтеза сверх коротких туник. Изображенный здесь А., держит в руках курган и чашу. Около его представлены сосуд для охлаждения Б., жаровня В., (прим. автора …Делались жаровни из золота и серебра, хотя обыкновенно бывали медные, позолоченные или только шлифованные. …сверх тепла, происходящего от благоуханных деревьев в них сжигаемых и кои от греков почитались здоровыми, давали они так же в покое свет, заступающий место свеч или факелов) курильницы Г., Д. водный кувшин Е., мебли приличные месту, а другие столу; вилка Ж., ложка З., разные черенья ножей И. I., сосудъ для запахов К., передача Л. Между сими предметами, нужными для стола, находятся статуи Пасквина М. и Марфория Н., коих насмешки, сатиры и острые речи рассказываемы были шутливыми гостями. Они ничего не щадили для возбуждения веселости в разумах, и тем умножали приятности пиршества, а развеселя таким образом общество, вели его так сказать, из утехи в утеху, и располагали забавляться играми, музыкою, пляскою, коими оканчивались большие пиры.

В некоторых торжественных пирах, как то в оргиях, сатурналилх и проч., древние переменяли уборку головы переодеваясь мужчины в Бахуса, в жрецов своих Богов, в фаунов, и заплетая в волосы виноградные отросли А., ветви древесные Б., и плющевые листья В. Женщины носили венцы из трав, тростника Г.; из цветов Е.; иногда связывали волосы змеями Д., и переряжались Мегерами, Флорами, Наядами. Другие поступая рассудительнее довольствовались щеголевато заплетать косы Ж., украшать их диадемою З., держать их под покрывалом, или под венцом с оторочкою I., по обычаю персов. Но между самыми скромнейшими, кои к обыкновенной уборке присовокупляли только золотую иглу у несколько ниток жемчугу К., или простой полосатый и по краям обахраменный флер Л. Были и такие, кои растрепав волосы М., бегали по улицам как Бассариды». (Прим. автора. Бассариды услужницы Бахуса, кои в оргиях отличались своими беспутствами)

Таковы были традиции винопития у некоторых древних народов. Прошли века и все поменялось. Из горизонтального почитатели Дионисия – Бахуса перешли в положение перпендикулярное столу. Но от этого эффект от выпитого остался прежним.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Aug. 28th, 2013

ВНИМАНИЕ! ВСЕМ, КОГО ИНТЕРЕСУЮТ АВТОРСКИЕ ЭКСКУРСИИ!
ВЫ УВИДИТЕ И УСЛЫШИТЕ НЕИЗВЕСТНЫЕ И МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СВЕДЕНИЯ
ОБ ИСТОРИИ БАТУМИ, ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ И ГОРНОЙ АДЖАРИИ
http://zaurmargiev.sitecity.ru

Latest Month

November 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars